Полонистический бюллетень

Статья / интервью

04.07.2019

Налковская, Ожешко и другие... Беседа с Профессор Светланой Мусиенко

Благодаря любезности Гродненского государственного университета имени Янки Купалы, Кафедры филологических исследований «Восток-Запад» Университета в Белостоке, Международного института Адама Мицкевича в Гродно, Научной библиотеки гродненского университета имени Янки Купалы и Подляской книжницы имени Лукаша Гурницкого в Белостоке, редакторы «Полонистического Бюллетеня», Ольга Закольская и Петр Бордзол приняли участие в международной компаративистской конференции «Восточнославянские культуры в восприятии Мицкевича и польских романтиков». Конференция дала возможность представить инструменты, благодаря которым Бюллетень поддерживает полонистические исследования, позволила также обсудить намечаемую интерактивную карту полонистических центров «Геополонистика».

Во время конференции члены редакции «Бюллетеня» имели честь побеседовать с Профессор Светланой Мусиенко, учредителем первой в Белоруссии кафедры польской филологии, заслуженной исследовательницей славянских литератур и культур.

Приглашаем к чтению.

Профессор Светлана Мусиенко над Литовкой (Новогрудок), где разыгрывается сюжет «Гражины»

Для начала мы хотели бы вас попросить коротко рассказать об истории гродненской полонистики.

Всё началось ещё в советские времена и история факультета связана с сотрудничеством между Польшей и Советским Союзом. У меня были связи с польскими вузами и Академией Советского Союза в Москве. В Москве я защищала две свои диссертации – и кандидатскую, и докторскую, одновременно сотрудничая с Варшавским университетом. В то время реализовалось польско-советское соглашение под названием «удаление белых пятен» в истории и культуре Польши и Советского Союза. На этой волне с 1986 года я начала заниматься творчеством Зофии Налковской. Позже, благодаря этому, мне удалось создать её музей.

Почему вы выбрали именно творчество Зофии Налковской?  

В книге Евы Пеньковской, учебнике для средних школ, я нашла информацию о том, что с 1924 по 1926 год Зофия Налковская проживала в Гродно. Я начала это проверять. Оказалось, что Налковская жила в Гродно с 1922 года, а уехала оттуда 17 или 18 января 1927 года. С её пребыванием в этом городе связанно много интересных фактов. Писательница появилась в Гродно, поскольку вышла второй раз замуж за Яна Юра Ожеховского, полковника Стражи граничной. В то время она уже была большой дамой польской литературы и замуж вышла по любви. Приехала в Гродно в качестве супруги офицера, отправленного на Восточные кресы. Но они развелись. Супругов разделили политические взгляды. Налковская была связана с демократией, её отец, Вацлав Налковский, был выдающимся демократом.

Я начала собирать материалы к своей первой книге. Вскоре она была опубликована под заглавием «Творчество Зофии Налковской». Множество интересных информаций мне удалось найти в тюремном музее в Гродно, куда меня допустили в рамках акции «удаление белых пятен», а этот аспект биографии Налковской оставался неизвестным. Потом я начала собирать разные материалы, связанные с писательницей – в основном это были пожертвования – книги, фотографии, мебель. 3-4 дня я ходила в тюрьму и фотографировала собранные там материалы. Это было непростое, попасть в тюрьму с той целью. Тюрьма была очень старая, ей почти 300 лет, и она всегда исполняла карательные функции со строгим режимом.

Когда я работала над докторской диссертацией, я консультировалась с моим научным руководителем, профессором [Виктором] Хоревым, выдающимся, известным во всём мире славистом. Мы решили, что я постараюсь получить согласие на возглавление кафедры польской филологии.

Сложно ли было получить формальное согласие на учреждение полонистики?

Меня направили в комитет партии, где со мной провели ряд бесед. Г-н Светлов, который был моим куратором в то время, когда я уезжала на кандидатскую стажировку в Варшавский университет, пригласил меня в комитет. Я спросила его тогда, можно ли привозить книги из Польши – на границе меня никогда не подвергали особой проверке ни наши, ни ваши пограничники. Всё, что было мне необходимо, я привезла. Светлов в то время был уже высокопоставленным чиновником. Он положительно относился к идее учреждения полонистики в Гродно, но говорил о надобности соблюдения постановлений итд. В Гродно функционировал Союз поляков Белоруссии, во главе с г-ном [Тадеушем] Гавином, чиновником белорусской Пограничной службы и горячим приверженцем польской культуры.

В 1986 году я опубликовала книгу, а в мае 1989 года провела первую международную конференцию под названием Творчество Зофии Налковской в кругу славянских литератур. Среди гостей был член польского комитета партии, г-н Навроцкий, а также ряд учёных. В июне меня вызвал ректор, информируя, что мне следует собирать команду, поскольку с 1 сентября я возглавлю полонистику. А ситуация выглядела так, что у меня не было ничего кроме библиотеки, которая состояла из книг, привезённых мною раньше из Польши. На данный момент фонд библиотеки насчитывает свыше 10 тысяч книг, первые 2 тысячи я передала из собственных запасов. Я получила грузовик с шофёром и мы ездили по всей Польше, собирая публикации. 1 сентября 1989 года должны были начаться занятия, а в августе я с 4 ученицами поехала принять участие в летней школе польского языка в тогдашнюю Высшую педагогическую школу в Кракове. Позже, мы сотрудничали с краковским вузом, с профессором Яном Тшинадлёвским из Вроцлава, а также с Варшавским университетом, на котором я проходила кандидатскую стажировку. Мы приняли решение, что полонистические предметы будут читаться на польском языке. Программу мы подготовили совместно с Граньским университетом, в котором работала моя подруга, профессор Малгожата Черминьская. К нам приезжали учёные со всей Польши, и литературоведы, и языковеды, в т.ч. Профессор Халина Бурштыньская, которая родом из Гродно. Открытие кафедры было шумное. О нас писала белорусская, польская, русская пресса, и даже появилась информация о нашей полонистике в программе «Время» (главная информационная программа в советском общественном телевидении – ред.).

За время существования кафедры мы подготовили 500 полонистов. У нас было 17 полонистических предметов и монографические лекции. Мы приглашали учёных из Польши и Москвы, несколько лекций прочитал также Рольф Фегут. Я выпустила шестерых кандидатов наук в отрасли литературоведения, были также два человека, которые написали кандидатскую по языковедению.

Как выглядит обучение в теперешние времена?

Наблюдается процесс уменьшения числа студентов, принимаются решения, которые с моей точки зрения не способствуют учебному процессу. Из-за разногласий с ректором Евгением Ровбой и решила отказаться от руководства факультетом. Я учредила научный семинар, на который пригласила исследователей из Белостока. Его название: «Мировая литература. Этнос в свете истории и современности. Польский язык и литература». Я открыла тоже Международный научно-учебный координационный центр «Международный институт Адама Мицкевича». Мы продолжаем тесно сотрудничать с Белостокским университетом и уже в меньшей степени с Педагогическим университетом в Кракове. Третий центр - это Гданьский университет. Правда, профессор Бахуж уже на пенсии, но сотрудничество с Гродном координирует профессор Гражина Томашевска. С г-жей Черминьской мы в дальнейшем дружим. Она уже на пенсии, хотя её научная активность продолжается. Мы проводим конференции – попеременно, раз в Белостоке, раз в Гродно. Вскоре я перееду в Минск, хотелось бы, чтобы там также процветала полонистика. Хотя на данный момент в Белоруссии продолжается процесс воссоединения кафедр и институтов, и это меня удивляет, поскольку я считаю, что учебный процесс должен способствовать науке, а наука должна оставаться наукой.

Какие исследования вы проводите в данный момент?

Прежде всего – они касаются мировой литературы. Мы исследуем три главных вопроса. Первый – это Адам Мицкевич на фоне мировой литературы. Дальше – мой бывший научный руководитель, Хорев, предложил использовать имагологию в исследовании проблемы «я и другие», поляки и россияне друг о друге. Я употребляю эту теорию в исследовании отношений между Польшей и Белоруссией в категории литературы, культуры и политики. Третье направление – это литературные и культурные связи между Россией, Польшей и Белоруссией. И на конец, творчество Мичкевича, Ожешко и Налковской – троих писателей, которые оставили заметный след в мировой литературе и одновременно прославляли Гродно. Многие произведения Ожешко были написаны именно в Гродно, действие самых интересных текстов Налковской происходит именно здесь. Публикуется новый перевод Мейера Эзофовича на русский, а я решила исследовать, каким образом на текст повлияли иллюстрации Андриолли. Я считаю, что иллюстратор предложил продолжение повести, показал дальнейший путь её героев, что очень не понравилось писательнице.

Как вы считаете, каково будущее гродненской полонистики?

Я думаю, что всё останется как есть. Экскурсии из Польши, России, других стран. Открытие Музея Налковской было очень шумное. Я пригласила г-на [Януша] Одровонжа-Пенёнжека, директора Литературного музея из Варшавы, который отметил, что наш музей «научно правильный». К примеру, я нашла архитектурные детали, о которых упоминала в своих произведениях Налковская.

Популярно ли изучение польского в Белоруссии?

Должна сказать, что у меня никогда не было проблем с набором студентов. На данный момент есть довольно много людей, которые уезжают в Польшу.

Госпожа Профессор, какие у вас есть научные мечты?

Я написала свыше 300 работ, большинство из которых связано с польской культурой и языком. Они печатались в Белоруссии, в России, в Польше, в Украине, в Швейцарии. Я опубликовала 3 книги. Теперь хочу подготовить книгу об истории кафедры, историю белорусской поллонистики, историю сотрудничества с Польшей. Потом хотелось бы издать лучшие статьи о Налковской. Существует важный пробел в исследованиях творчества писательницы, который относится к её дневникам. Я хотела бы там также разместить материал о танце у Мицкевича, о связях танца с поэзией. Также меня интересует отношение Элизы Ожешко к национальностям, проживающим в Гродно. Хочу в дальнейшем изучать еврейский вопрос её творчества, а также собрать и систематизировать материалы, связанные с гродненскими темами.

Зофия Налковская это ваша любимая писательница? Или всё-таки Ожешко? А может кто-то совсем другой?

Кто-то другой. Болеслав Прус. По национальности я украинка, а мой интерес к польской литературе появился в связи с творчеством Пруса. Я считаю, что это был самый выдающийся польский писатель. Также я люблю произведения других авторов, из литературы белорусской – это [Максим] Богданович, из русской, наверное, самые близкие для меня писатели это Лермонтов и Блок.

А если Прус, то какое именно его произведение?

Рассказы. Я очень люблю Куклу, поскольку это отнюдь не девятнадцативечный роман, это произведение XXI века. В Фараоне есть ряд новинок, которые вошли в литературу во второй половине XX века и возводят к XXI веку. Признаю и ценю также других писателей, очень люблю, например, Лето в Ноане Ивашкевича. Но Прус не имеет себе равных. Общество ещё не созрело к нему. Чтобы понять Пруса, оно должно быть образованное, интеллектуально готовое.

Благодарим за беседу.

Информация

Собеседник:

Смотреть также

27.09.2019

В языке есть всё, что нас касается – беседа с доктор Доротой Шагун

Д-р Дорота Шагун исполняет важную миссию – вместе с будущими журналистами работает над их голосом и дикцией. Она всегда весёлая и доброжелательная. За годы работы в Институте польской филологии Зеленогорского университета открыла для себя много интересного – и в научном, и в личном плане.

01.10.2019

Серии "Национальная библиотека" исполнилось 100 лет

Самая старинная и знаменитая польская литературная серия «Национальная библиотека» в этом году празднует юбилей столетия. До сих пор было опубликовано 605 томов ценнейших произведений польской и мировой литературы с компетентными и одновременно доступно написанными вступительными статьями, авторами которых были лучшие польские литературоведы.

08.07.2019

О «Геополонистике» на Университете в Гродне

Международная научная конференция «Восточнославянские культуры в восприятии Мицкевича и польских романтиков» познакомила её участников с проектом «Геополонистика». В конференции принимали участие редакторы «Полонистического Бюллетеня», Ольга Закольская и Пётр Бордзол.

04.09.2019

Rockowa polonistka

Absolwentka zielonogórskiej polonistyki ze specjalnością dziennikarską. Kiedyś była prezenterką w Radiu Zielona Góra, a obecnie jest profesorem na Uniwersytecie w Zielonej Górze oraz kierowniczką Pracowni Dziennikarstwa i członkinią Polskiego Towarzystwa Językoznawczego. Prof. UZ dr hab. Magdalena Steciąg i jej różne oblicza.

Если вы не хотите, чтобы куки-файлы сохранялись на вашем диске, поменяйте настройки своего браузера Смотреть информацию о куки-файлах